г. Челябинск, ул. Каслинская 99Д
+7 /351/ 247-53-88
Телефон для экстренной связи:
+7-912-479-1110
ГлавнаяСтатьиМедиация в прямом эфире / радио Комсомольская правда Челябинск 95,3 Fm

Медиация в прямом эфире / радио Комсомольская правда Челябинск 95,3 Fm

Медиация в прямом эфире / радио Комсомольская правда Челябинск 95,3 Fm
  • Понедельник, 18 Март 2013

Здравствуйте, у микрофона Роман Грачев.

Граждане России все активнее пользуются своим гарантированным Конституцией РФ правом отстаивать свои интересы в суде. Что не всегда, к сожалению, удается и получается.

Однако, не все знают такой термин, как медиация. О том, что это такое и как этим пользоваться, поговорим в ближайшие несколько минут.

В студии Радио КП Челябинск председатель Челябинского Регионального Отделения Общероссийской Общественной Организации «Деловая Россия», депутат Законодательного Собрания области Константин Захаров и председатель комитета по долговой безопасности Челябинского Регионального Отделения Общероссийской Общественной Организации «Деловая Россия», генеральный директор ЮК LEGAL ADVISER Ульяна Степанова.

У.С. - Добрый день

К.З. - Добрый день

Беседует Елена Маркова.

- Добрый день. В самом деле, «Деловая Россия» занялась тем, что продвигает медиацию. Что это такое - медиация?

У.С. - Начнем с меня, потому что мне очень интересно об этом рассказывать. Медиация - это новая, современная технология, позволяющая примирить конфликтующие стороны; процедура, за счет которой конфликт сторон становится улаженным посредством медиатора-посредника, содействующего сторонам в урегулировании спора. В результате чего стороны приходят к медиативному соглашению, которое, собственно, и подписывают. Кратко это так.

- То есть, своего рода, это примирение?

У.С. - Своего рода – да. Это альтернативная судебному разбирательству процедура, технология, которая позволяет без лишних эмоциональных, материальных, временных затрат урегулировать спор и остаться со своим оппонентом в хороших продуктивных отношениях. Мы пропагандируем медиацию и видим перспективу именно для делового сообщества в том числе. «Деловая Россия» ориентирована на защиту прав предпринимателей и, соответственно, в этом ключе видит свою основную задачу с точки зрения медиации, хотя эта может применяться везде – в трудовых спорах, особенно в семейных, и во всех других.

- Достаточно удивительно, поскольку мы знаем, что примирение граждан – это обычное дело. Но бизнесменам, мне кажется, всегда надо, чтобы какая-нибудь бумага подтверждала то, что на самом деле он прав. Т.е. чаще всего именно судебное решение является для него основательным. Можно ли бизнесменов примирить?

К.З. - Я бы как раз эту тему развил и добавил, что медиация позволяет не только примирить стороны, что само по себе подразумевает наличие конфликта, а избежать вхождения в сам конфликт. Часто это бывает тогда, когда, например, партнеры, владеющие одним бизнесом, решили расстаться. В 99% случаев в российской действительности это всегда ведет к конфликтам – ни одна из сторон не может договориться о сумме выхода или условиях раздела бизнеса.

А медиативная процедура позволяет сторонам еще до того, как они приступили к переговорам, найти приемлемые варианты и договориться. Медиация в этом смысле действительно выполняет роль посредника, избавляющего людей от того, что мы называем неприязненными отношениями или восприятием. Потому что процедура раздела бизнеса или возврата долгов достаточно неприятная.

- Действительно, многие говорят, что хочешь поссориться со своим другом – создай с ним одно какое-нибудь предприятие и тогда конфликт гарантирован.

У.С. – Или возьми себе на работу своих родственников. Это тоже из этой серии.

- Скажите, есть ли у нас уже какая-нибудь структура, какая-то комнатка, на которой написано «Центр медиации», куда предприниматели могут прийти и решить конфликт? А если конфликта нет, то обсудить какие-то действия и зафиксировать их?

К.З. – Ульяна более подробно ответит на этот вопрос. Я же скажу более кратко. На сегодняшний день сайт ЧРО «Деловая Россия» предоставляет такую возможность – силами наших активных участников «Деловой России» создается первая медиативная профессиональная площадка. Ну, а что будет дальше, Ульяна нам расскажет.

У.С. – Мы говорим о медиативном центре, который предполагает с нашей точки зрения три направления. Первое – это, конечно, информационное, потому что, к нашему сожалению, не все предприниматели сегодня знают, что такое медиация, что она означает и зачем она нужна. Еще страшнее, что не все профессиональные юристы это знают и более того, многие относятся к этому скептически, даже настороженно и агрессивно, кто-то пессимистично. Но есть оптимисты, которые верят в успех этого инструмента, потому что дружить и договариваться это намного лучше, чем воевать в суде месяцами и годами, тратя на это огромные ресурсы.

Соответственно, говоря о площадке, мы говорим о том, что должно быть создано информационное поле. Поэтому первая задача медиативного центра, который мы планируем, и который, наверное, в наших умах и сердцах уже создали, - это информирование предпринимательского сообщества и гражданского общества в частности о том, что это такое, с чем это едят, чем это помогает, почему это эффективно, почему это работает, как это работает – т.е. информационное направление избрано и будет реализовано.

Второе – это, конечно же, подготовка профессиональных медиаторов, потому что о том, насколько это здорово, можно очень долго рассказывать, но если нет реальной «пехоты», которая будет выполнять поставленные задачи, то, соответственно, все на уровне разговоров и останется. Поэтому обучение профессиональных медиаторов предполагается - у нас на сегодняшний день между «Деловой Россией» и Межрегиональным Союзом Медиаторов города Москвы заключено соглашение, в соответствии с которым их тренеры прилетят к нам в Челябинск, а мы, соответственно, здесь кликнем клич, соберем инициативных ребят, которые хотят в дополнение к своему профессиональному образованию получить дополнительную компетенцию – компетенцию профессионального медиатора. Как показывает статистика, из всех обучающихся этой технологии, 80% юристов, 20% - это психологи.

И третье направление в медиативном центре – это, соответственно, сама примирительная процедура и ее организация. Поскольку на сегодняшний день в Челябинске, к нашему сожалению, профессиональных медиаторов нет - по крайней мере, мне такие неизвестны, на сайте нашего арбитражного суда ЧО информации о таковых я тоже не нашла, мы ведем сейчас переговоры с профессиональными медиаторами из города Екатеринбурга, которые, я думаю, откликнутся с удовольствием, поскольку в нашем намерении они нас поддержали - готовы приезжать, чтобы разрешать какие-то конкретные конфликты, где стороны решили, что им необходима помощь профессионального медиатора. Поэтому вот и резюмирую – медиативный центр на площадке Деловой России соединяет три направления – информационное, обучение профессиональных медиаторов, которого мы организуем, и, соответственно, саму примирительную процедуру.

- Получается, что уже сейчас будущие медиаторы, если они хотят таковыми быть, могут обращаться и идти на обучение. Куда им обращаться?

У.С. – Да, безусловно. В ближайшие несколько дней информация появится на сайте Деловой России, в фейсбуке, СМИ, которые нас поддерживают, скорее всего, тоже разместят эту информацию. А из первоисточника информацию можно получить, просто позвонив по телефону «Деловой России», либо обратившись к информации на сайте, где она скоро появится. Соответственно, те, кто заинтересован, могут обозначать свой интерес. Первая группа будет формироваться уже через неделю.

- Скажите, в вашей речи промелькнуло, что юристы не очень поддерживают медиацию. Почему?

У.С. – На мой взгляд, это связано с опасением и даже заблуждением, что медиатор является конкурентом юристу. Потому что, изначально, задачей юриста является правовая поддержка своего клиента и, соответственно, его задачей является сделать все то, чтобы конфликт клиента был исчерпан. Но бывает так, что конфликты продолжаются месяцами, и мы понимаем, что гонорар юриста может сократиться, в чем юристы и видят опасность. Но, на мой взгляд, это поверхностный взгляд. Ведь медиативная процедура хороша тем, что медиатор точно так же может зарабатывать, получать гонорар за успешно разрешенный конфликт, и тут ему платят обе стороны, что является гарантией его объективности, непредвзятости и отсутствия действий с обеих сторон, которые повлияют на принятие того или иного решения.

- Вы сейчас сказали о юристах – готовы ли они к медиации. А что вы можете сказать насчет бизнеса – готов ли он к медиации? В том смысле, конфликт касается бизнеса – если уж война, то война до последнего, довести до банкротства. Мы постоянно видим тому примеры. А есть ли примеры примирения? Может, не через медиацию, а через третейские суды, или через старшего товарища или более крупного бизнесмена, весьма уважаемого в среде деловых людей?

К.З. – Процедура медиации принципиально отличается от судебных процедур тем, что она более тихая – если дело доходит до суда, то об этом знают все, или если это общественно значимое событие. Вот Березовский судится в Англии, и весь мир следит за этим.

Процедура медиации же – тихая процедура, в которой принимает участие три стороны – две примиряющиеся, которые ищут примирение, и медиатор. И поэтому громкой статистики пока нет, но мы предполагаем, что она обязательно будет. И база, от которой мы будем считать успешность медиации – это количество обращений в суд. Сегодня у нас в судах дела в предпринимательском сообществе крутятся месяцами, годами, и тут мы точно знаем количество таких дел, и предложение по медиативному регулированию таких конфликтов даст нам базу сравнения. Это все в будущем.

Что же касается сегодняшнего дня, то для бизнеса важно знать, что есть три направления, где медиативные площадки принципиально полезны. Один пример я уже привел, где внутри одной структуры учредители собираются делить бизнес или выходить из него, это первое, и здесь медиативная процедура поможет избежать конфликта.

Второе – это споры между бизнесом и бизнесом, двумя или более бизнес-объектами; процедура медиации позволяет, не выходя в процедуру судов, или, наоборот, выходя из процедуры судов, найти взаимоприемлемые решения своих споров.

Третье, очень важное направление медиации – это взаимоотношения между бизнесом и государством, как это ни странно. И вот в этом смысле я хочу привести свежий пример. 1 марта мы слышали заявление от менеджмента Магнитогорского металлургического комбината о том, что они поставили к возврату из бюджета Челябинской области налога на прибыль в размере 2 400 000 000 руб. А всего металлурги на данный момент, со слов губернатора Челябинской области Михаила Юревича, поставили к возврату 5 000 000 000 руб. При дефиците бюджета в 10 000 000 000 руб. – 5 млрд. руб. возврата - колоссальная нагрузка на бюджет, и фактически обречение бюджета на неисполнение каких-то обязательств, как правило, социальных.

И буквально спустя десять дней, к 10 марта, приходит информация о том, что магнитогорский металлургический комбинат уже снизил свои требования по возврату  до 1,8  млрд. руб. Я думаю, что здесь наглядно продемонстрирована пусть скрытая, но, все-таки, процедура медиации, когда бизнес и власть договариваются. Потому что и тот, и другой субъект находится на одной территории и их объединяет одно общее – люди, которые живут на этой территории.

Хотелось бы, чтобы эта процедура была прозрачная, открытая, и не ограничивалась каким-то одним мероприятием – потому что у бизнеса есть большая заинтересованность в том, чтобы налоговое бремя сокращалось, чтобы условия действия бизнеса на территории были привлекательными, а у власти есть в свою очередь заинтересованность в том, чтобы объем денежных поступлений, средние зарплаты на территории росли. Это почва для договоренностей, при том, что налоги могут снижаться, а количество денег, которое будет бизнес зарабатывать и перечислять в бюджеты – увеличиваться за счет создания новых бизнес-субъектов, которые на сегодняшний день мультиплицировали эти деньги за региональную территорию.

Это очень интересное направление, которое вообще никак не освоено. Создание же медиативной площадки позволило бы сделать прозрачным этот процесс договоренности с властью.

- Согласно нормативно-правовым документам возможно, что медиатор примиряет налоговую службу и бизнесмена, который считает, что неправильно ему что-то начислили?

У.С. – Если говорить о том, в каких спорах может применяться медиация, то есть несколько исключений. Начать нужно с того, что применяться она может в любых спорах в бизнесе, между предпринимателем и предпринимателем, между супругами, между работником и работодателем, т.е. это может быть любой спор, но есть несколько исключений. Первое. Медиация на сегодняшний день, согласно закону, не может применяться в коллективных трудовых спорах, тех спорах и конфликтах, на которых не присутствует третье лицо, чьи интересы и права затрагиваются.

И третье исключение – медиация не может применяться, если затрагиваются публичные интересы, интересы неограниченного круга лиц. Здесь может быть пример с ММК и скрытой медиацией, хотя, это вряд ли медиативный пример, поскольку власть все же любит действовать силовым способом, когда ей очень надо надавить.

К.З. – На мой взгляд, это пример не силового способа, а пример договоренности. Бизнес на сегодняшний день давить силовыми методами совершенно бесполезно, и многие предприятия уходят в тот регион, где налоговая база благоприятна. И я знаю примеры, где на самом деле многие предприятия Челябинской области открывают свои Торговые Дома в Москве и даже в Татарстане, оставляя большую часть прибыли именно там. А на территории региона остаются производственные площадки, которые зачастую, в лучшем случае, решают какие-то социальные проблемы – люди работают и получают зарплату. В некоторых случаях их просто создают, когда начинают сокращения людей, когда социальные проблемы на территории возрастают многократно, обязательства бюджета перед людьми возрастает, а прибыли, которая покрывала бы эти издержки в виде налогов, нет.

- Ульяна, услышала в вашем ответе, что не только юристы, но и психологи могут стать медиаторами. Достаточно удивительно это для меня, потому что юрист, понятно, может разобраться в отношениях между субъектами бизнеса, потому что все равно нужно читать документы и понимать их правовую значимость. Каково же значение психологов в медиации?

У.С. – Особенность медиативной процедуры в том, что задачей медиаторов не является правовая оценка действий сторон, документов, которыми эти действия подтверждаются или могут быть подтверждены, и вообще у них нет цели копаться в том, что происходило раньше между сторонами. Задача медиатора в том, чтобы разобраться, что происходит здесь и сейчас, и что будет происходить дальше, показать сторонам, какие могут последствия их конфликта в дальнейшем, если он не будет решен, а будет усугубляться.

Задача - сместить фокус с той правоты, которой обычно граждане и предприниматели ищут в суде, на тот взаимный интерес, который возможен между ними – те отношения, которые будут сохранены во имя совместного бизнеса или воспитания ребенка, если супруги расходятся. Конфликт и возможность сторон пережить этот конфликт, остаться в нормальных отношениях – это, наверное, показатель личностного роста; и способность договариваться влияет на гармонизацию пространства как внутреннего, так и внешнего.

Соответственно, когда мы говорим о медиаторе, стоит понимать, что это за фигура – то ли юрист, то ли психолог, то ли еще кто-то. Медиатор – это всегда физическое лицо, несмотря на то, что бытует желание превратить медиатора в какие-то общественные организации. Он должен иметь высшее образование, необязательно юридическое или психологическое, плюс ко всему должен овладеть теми компетенциями, которыми должен владеть медиатор – т.е. пройти соответствующий курс обучения. Базовый - 120 часов, вторая ступень – 168 часов, и, для того, чтобы преподавать медиацию, есть еще третья ступень. Для того, чтобы оказывать услуги профессионального медиатора, достаточно первого курса в 120 часов, ну и, конечно, навыков и тренировок. Соответственно, профессиональный медиатор - это лицо, закончившее первый курс, имеющее образование и достигшее 25 лет. Медиатор проходит аккредитацию, вступает в саморегулируемую организацию, которая берет на себя ответственность за следование медиатора этическому кодексу медиаторов, потому что здесь основным моментом является его репутация. От того, насколько медиатор владеет компетенциями, зависит, разрешит ли он конкретный спор; хотя, в 80% случаев спор разрешается.

- У вас был опыт медиации лично?

У.С. – У меня был опыт скрытой медиации, потому что это не было той процедурой, которая прописана в законе. Потому что для того, чтобы такая процедура состоялась, стороны должны подписать соглашение о том, что они согласны на эту процедуру; потом, после того, как подписано соглашение, медиатор и две конфликтующие стороны садятся за стол, а затем подписывают медиативное соглашение, когда спор урегулирован. Такой процедуры не было. Но недавно была процедура на площадке «Деловой России», когда предприниматель говорил, что судится уже 8 месяцев и планирует еще столько же. Как медиация может в этой ситуации сработать?

Индивидуальные консультации обеих сторон позволили им через две недели подписать мировое соглашение, а потом договор. Стороны довольны и прекрасно себя чувствуют. Это показательный пример того, как конфликт был разрешен в течение двух недель, а до этого он длился больше года. Я ознакомилась на сайте Арбитражного суда со статистикой, где всего 4,5% споров из 100% заканчиваются подписанием мирового соглашения.

Почему 80% споров заканчиваются урегулированием, когда стороны прибегают к процедуре медиации? Наверное, здесь вся прелесть в третьей стороне – нейтральной фигуре, которая позволяет, снизив эмоциональный накал других сторон, призвать к тому, что есть то, ради чего этот конфликт стоит разрешить таким образом, чтобы остаться в позитивных деловых отношениях или хотя бы в нейтральных.

К.З. - Это как раз одна из самых главных функций медиативной площадки, отличающая ее от суда. Решая конфликты в суде, как минимум одна сторона недовольна, а вторая сильно довольна. И в 99% случаев после этого партнеры свои отношения уже не возобновляют. А вот на медиативной площадке статистика диаметрально противоположна. Т.е. здесь обоюдное согласие сторон и разрешение конфликта приводит к тому, что партнеры, пройдя через сложность своих отношений и сумев их урегулировать, в дальнейшем остаются партнерами и избегают в дальнейшем ситуаций, ведущих к конфликтам и необходимости их решать. Ну, а в худшем случае, знают, как их решить – на медиативной площадке, а не в суде.

У.С. – Хотелось бы всем, кто заинтересовался этой темой, обозначить телефон ЧРО ООО «Деловая Россия» в Челябинске, куда можно позвонить и задать все интересующие вопросы, касающиеся обучения, вообще этой тематики – 247-73-47. Для тех, кто интересуется и хочет дополнительно почитать, есть сайт «Деловой России» -  www.deloros74.ru и группа на Facebook, в которой тоже можно почерпнуть полезную информацию.

- Ну что ж, спасибо вам, в студии были председатель ЧРО ООО «Деловая Россия» и депутат ЗСО Константин Захаров и председатель комитета долговой безопасности ЧРО ООО Деловая Россия и генеральный директор ЮК LEGAL ADVISER Ульяна Степанова.

Материалы по теме:

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

© LEGALADVISER, юридическая компания, ООО, город Челябинск, 2016. Все права защищены. Любое использование материалов сайта, полностью или в части, включая копирование и цитирование возможно только при обязательной ссылке на источник – сайт www.l-adviser.ru